Когда нет ключа... Часть I

18 октября 2021
557
Список всех эротических историй Рассказы о поясе верности

пояс целомудрия принцесса

Третью неделю в замке творилось нечто неописуемое. Слуги методично осматривали помещение за помещением, вынося всю утварь. Одни осматривали и ощупывали стены и потолок в поисках тайника, безжалостно срывая обои и обдирая драпировки при первом подозрении на нечто представляющее интерес. Другие то же самое делали с мебелью, вспарывая животы дорогим диванам и стульям. Садовник со своими подмастерьями перепахивал всю землю в саду, вырывая и перетряхивая каждый кустик. Смотритель замка спустил в реку воду из окружающего замок рва и крестьяне из окрестных деревень перекапывали ил на его дне. Кругом кипела работа. Все искали ключ. Крестьяне и слуги недоумевали: неужели из-за какой-то там двери поднят такой переполох. Даже если это ключ от какой-то там сокровищницы, то поменять дверь было бы намного дешевле.

И лишь кастелянша молодой, месяц назад овдовевшей госпожи - Тибита -знала, а начальник охраны - молодой красивый офицер Леонардо - догадывался: от какой именно сокровищницы все так рьяно ищут этот треклятый ключ.

Госпожа, вся в чёрном, в сопровождении Тибиты, медленно переходила из комнаты в комнату и наблюдала за происходящим.

- Сеньора, может быть это всё зря? - сказала госпоже Табита, - Может не стоит так разносить всё.

- Он где-то здесь, в замке. - ответила Госпожа. - Покойный хозяин пользовался им за два месяца до своей кончины. С тех пор он не покидал замок, и мне кажется, он даже не поднимался на крепостную стену. Но я в этом не уверена, и поэтому приказала перерыть весь ров.

- Но ведь он такой маленький!

- А разве у меня, моя дорогая Табита, есть выбор?

К ним подбежала одна из служанок.

- Сеньора, только что нашли ещё какой-то, он лежал на дне рва.

И она вручила им маленький ржавый ключик.

- Этот ничуть не похож, - сказала Госпожа, и опустила его в маленький мешочек, где он звякнул о несколько своих собратьев.

- Вот видите?

Госпожа потрепала полу своего чёрного платья и ответила:

- Я не хочу ходить в этом всё свою жизнь, и поэтому я не остановлюсь.

- Госпожа, вот список людей, которые выходили из замка за последние два месяца,- к ним подошёл начальник охраны.

- Спасибо, Леонардо, ты можешь идти - ответила Госпожа, слегка улыбнувшись ему, и обождав пока он удалится сказала Табите:

- Красавец, не правда ли?

- О да, Сеньора, все женщины в этом замке без ума от него!

- Он мог бы быть моим любовником, если бы не…

К ним бегом прибежал слуга.

- Сеньора! Этот ключ нашли в тайнике, в комнате покойного Господина.

Госпожа приняла у него ключ и слегка замерла. Затем жестом показала слуге, чтобы он удалился.

- Табита! Это - он… Я знала, что его найду!

- О, да, Сеньора, он очень похож на то, что мы ищем.

Они пошли в направлении спальни Госпожи.

- Всё! Через месяц я, наконец-то, выйду замуж за богача графа Ивила! Он не устоит перед формами моей груди! - весело сказала Госпожа.

- О да, моя Сеньора, вы будете отличной парой!

Они почти вбежали в спальню Госпожи и захлопнули за собой дверь.

Теперь пришла пора рассказать о Госпоже - Баронессе Таборской, Сеньоре Эллионоре. Это была высокая огненная брюнетка, чьи волосы доставали ей до её осиной талии. У неё были длинные стройные ноги, которые, конечно же, не видел никто, кроме её законного супруга и её верной Табиты. Как и все женщины того времени она носила длинные платья. У неё было ангельское лицо и белая нежная кожа. Длинные пальчики её ручек с неимоверной виртуозностью могли перебирать струны лютни - её любимого музыкального инструмента. Отец и мать одарили её ещё одной особенностью. Перед нею не мог устоять ни один мужчина. Каждая из её грудей была размером с переспелую тыкву, причём они не обвисали, как это бывает обычно с таким "достоинством" до самого пупка, а держались горизонтально. Когда-то придворный шут, которым, как известно прощается всё, будучи невысокого роста, спрятался у неё под грудью от внезапно начавшегося дождя. С тех пор в высоких кругах пошла шутка о "крыше Эллионоры".

Оставшись с Табитой, и убедившись, что дверь в комнату хорошо закрыта, Эллионора начала судорожно поднимать вверх подол платья и многочисленных нижних юбок. У неё не получалось, они падали снова вниз, наконец Табита предложила свои услуги.

- Позвольте, Сеньора, я возьму у Вас ключ, и сделаю это сама.

Госпожа охотно согласилась, передала ей заветный ключик, и уже двумя свободными руками начала снова задирать вверх края своих одежд. Наконец её бесподобные ножки оголились, и показались белые кружева панталончиков, которые начинались на её коленях. Госпожа попробовала просунуть руку под кипу собранных подолов, чтобы добраться до их верхнего края и стянуть вниз, но чуть снова не уронила всё.

- Госпожа, Вы просто держите платья, - сказала Табита приселв на колени.

Она аккуратно стянула вниз белые панталончики баронессы. Как и всегда, в такие моменты, ей больше всего на свете, до слёз, было жаль любимую Госпожу, всегда носившую пояс верности…

Много лет назад, мать Эллионоры, заметив, как быстро её ребёнок превращается в очень желанную всеми девушку, в её 15-й День Рождения, облачила её в её первый пояс. Он был небольшой, крепился на бёдрах и закрывал только её нежную, и, как впрочем и по сей день, девственную киску. Она тогда плакала три дня, умоляя мать освободить её, но та была непреклонна. А в ночь на четвёртый, её мать сама позвала её к себе и, подняв свою ночную рубашку, показала ей свой пояс верности из кованного железа, запертый на огромный замок. Она тогда сказала:

- Твой отец носит на шее ключ от этого замка уже двадцать лет. Из них он пользовался им всего два раза: чтобы зачать тебя, моя девочка, и, чтобы отворить тебе вход в этот Мир.

И видя удивление на лице дочери добавила:

- Когда я вынашивала тебя, на мне был другой пояс - тот, который сейчас на тебе. Он не мешал моему животу расти…. Так вот, теперь на шее у твоего отца уже два ключика. Твой ключ он отдаст в день твоего бракосочетания твоему законному супругу…

В обязанности Табиты входило помогать Госпоже решать многочисленные проблемы, связанные с этим её заточением. Тюрьма Эллионоры представляла из себя верх виртуозности кузнечного искусства, выполненный мастером из далёкой заморской страны, которая находилась на островах ещё восточнее Китая. Этот мастер создал его из какого-то металла, который был необычайно прочен. Это был даже не пояс, а нечто напоминающее короткие панталончики, скрывающие под собой всю нижнюю часть несравненного животика своей пленницы от пупка и ниже, а также большую часть её нежнейших ягодиц. Скрывая всё пространство между её ножками, он оставлял два небольших отверстия: одно представляло из себя узкую щель, ощетинившуюся мелкими, загнутыми внутрь зубчиками, а другое - с такими же зубчиками, но круглое. Всё, что попадало в них, будь то палец, или нечто другое - застревало на зубчиках, и вынималось обратно уже с большим трудом.

Табита посмотрела на один из своих пальчиков, на котором красовались давно зажившие шрамы. "Убор" её Госпожи повторял линии её прекрасного тела, и, потому выглядел не так уродливо, как она видела когда-то в детстве на одной из придворных дам, наказанных таким образом за распутство. Прямо под пупком её госпожи висел массивный замок, на который, собственно, и запиралась эта гарантия супружеской верности и целомудрия. Табита засунула ключик в замочную скважину.

- Госпожа! Он вошёл!!! - она закричала радостно.

- Скорее поворачивай, давай же!

Табита попыталась повернуть ключ. Он не поворачивался. Она попыталась повернуть его в другую сторону. Он снова стоял на месте, как вкопанный.

- Госпожа… Мне какжется…

- Что тебе кажется, скорее открывай этот проклятый пояс верности.

- Госпожа… Он не поворачивается….

- Дай, я сама!

Эллионора выхватила из рук служанки ключ. Все поднятые платья и юбки с шуршанием рухнули вниз. Баронесса начала лихорадочно раздеваться. Сорвав с себя всё, она наконец сама добралась до замка и сунула в него ключ. Он не поворачивался…

Мать Эллионоры умирала в тяжких муках. Отец больше трёх лет не возвращался, ходили слухи, что он утонул при переправе через реку. У неё были нестерпимые боли в животе, но лекари не могли сделать что-либо, пока на ней был пояс верности, а звать кузнеца, для того, чтобы он её от него избавил - она категорически отказывалась. В своём железном заточении она и легла в могилу. Отец так и не вернулся. Вокруг одинокой красавицы начали виться женихи, но один за одним убедившись, что её главные прелести недоступны, все они куда-то исчезли. Она была близка к отчаянию, но вдруг к ней в дом зашла некая знатная дама.

- Здравствуй, моя крошка, а ты выглядишь лучше, чем я это себе представляла. Я была близка с твоим отцом. Перед смертью он просил меня позаботиться о тебе.

- Мой отец утонул, Миледи - об этом все знают.

- Глупенькая, он пустил всем в глаза пыль и исчез. Для того, чтобы быть со мной.

Вспоминая как мучилась её мать Эллионоре захотелось вырвать все белые волосы на голове этой нахалки и расцарапать её пухловатое лицо. Глядя на изменившееся её лицо незнакомка улыбнулась.

- О, полегче! Он кое-что передал и для тебя, - и она показала маленький ключик. - Если бы он был у тебя, ты бы, наверное уже давно была бы замужем, за каким-нибудь пекарем, но ведь твои сисеньки, в наборе с целомудрием, можно продать и какому-нибудь барону, не так ли?

- Я не хочу иметь с Вами дел. Если Вам угодно - освободите меня от моего пояса целомудрия и убирайтесь!

Дама приблизилась к ней и глядя в глаза проговорила:

- Ты, наверное, очень злишься на нас, с твоим отцом за мучения матери? Тогда знай: Мне тоже есть обида на твою мать - мою бывшую соперницу, хотя бы за то, каким образом ей достался красавец-мужчина - твой отец. А также за то, что ты - дочь её, хотя должна по праву быть моей, и, мало того, я не имею возможности иметь ребёнка вообще.

- Я даже не знаю: Верить ли Вам?

- Позволь, я всё-таки расскажу тебе всё, а ты сама решай. Но, в любом случае, я поклялась твоему отцу выдать тебя замуж за очень знатного мужчину, и этот ключ - она повертела им - будет отдан только ему. Но, со мной ты не будешь монашкой и я научу тебя всему, чему мне пришлось научиться.

- Чему?

- Глупенькая, радостям жизни!

- Вы, наверное, шутите! Как я могу…

Она непроизвольно потрогала сквозь верхнюю одежду своё железное бельё.

- Поверишь ли ты, дитя моё, что я могу свести в постели с ума любого мужчину, несмотря на вот это? - и она, каким-то натренированным жестом, подняла вверх подол своего роскошного платья, вместе с белоснежной нижней сорочкой.

На её голом теле красовался обшитый чёрным бархатом и чёрными роскошными кружевами пояс верности. Замок, запирающий его, не просто болтался сверху, иногда звякая, как у Эллионоры, а находился в отдельном мешочке из красного бархата, который был перетянут золотым шнурком. На чёрном бархате, покрывающем проходящую между ног часть пояса, чуть выше места, где должен быть лобок, было вышито большое красное сердце, а вдоль бархата, на собственно поясе, золотая надпись "Любовь не здесь"

Эллионора стояла, как завороженная. Ей и в голову не приходило, что можно с такой любовью и искусством украсить предмет, который ты больше всего не свете ненавидишь. Как бы угадывая её мысли, дама опустила подолы одежд и сказала:

- Когда окончательно осознаёшь, что Щиток Венеры ты вынуждена носить всю свою жизнь, не остаётся, дорогая, ничего лучшего, как начать считать его частью своей кожи, и любить и заботиться о нём, как о части самой себя. Это - по-моему, лучший выход, нежли страдать и безуспешно пытаться от него избавиться.

- Кстати, - добавила она - я привожу мужчин в экстаз, имея только одну дырочку - мой рот, и у меня, при этом небольшая грудь. А у тебя ведь, если не ошибаюсь, вполне доступна и та дырочка, что соседствует с запертой. Да, и твоя грудь… Между ними утонет мужское достоинство любой длины…

- Так чем Вас обидела моя мать?! - прервала незнакомку Эллионора…..

- О, НЕТ! Не-е-е-ет! Заричала Эллионора и упала в свою белоснежную постель. Она рыдала, сотрясаясь всем телом. Это был уже пятый похожий ключ, среди несметного количества прочих. Поиски подходили к концу, и искать уже было просто негде.

- Я не хочу оставаться девственницей, я хочу спать в объятиях мужа, я хочу родить ему наследника. Продолжайте поиски, переройте всё по второму разу, но найдите этот проклятый ключ!

Она вскочила с кровати и схватила Табиту за плечи.

- Табита, я знаю, что ты ночами спишь с цветочником. Я знаю, что ты извиваешься всем телом в экстазе, когда он входит в тебя. Я тоже хочу, чтобы в меня вошёл мужчина! Ты не представляешь себе, какая мука ходить закованной и только смотреть на красавца Леонардо! - и её лицо упало на плечо служанки.

А Леонардо в это время смотрел на них из потайной комнаты. Он впервые воспользовался ею за всё время своей службы, так как считал ниже своего достоинства подсматривать за замужней дамой. Теперь же, когда его любимая женщина овдовела, он решил воспользоваться этой возможностью. Будучи очень внимательным человеком, он обращал внимание на то, как Госпожа ходит, сколько времени тратит на уход за собой, как сторонится других мужчин, в том числе и его, несмотря на то, что возможностей и соблазнов у неё было предостаточно. О том, почему это может происходить, он догадывался, и, как выяснилось не ошибся. Это был уже третий пояс, который он видел на женщинах. Правда первая из них была мертва.

Это было в те времена, когда Леонардо был ещё младшим офицером. В тот день они ликвидировали банду разбойников. Во главе их, по слухам, была женщина-лучник по имени Изольда. Она славилась неимоверной жестокостью, пронзая своими стрелами с большого расстояния гениталии мужчин, обрекая их на долгие, иногда пожизненные муки. В тот день ей удалось поразить семерых его солдат и одного из его друзей офицеров подобным способом. Остальных её подручных без особого труда кого перебили, кого заковали в цепи и отправили в ближайший замок, где их уже ждали представители Святой Инквизиции.

У Изольды кончились стрелы, и она, как раненая змея, отбивалась от наседавших на неё солдат одним ножом, убив ещё одного и ранив троих. Наконец она обессилела, и была схвачена и привязана к дереву. Она была неимоверно красива в её полуразорванном длинном платье, оголяющем сквозь дыры её небольшую грудь, со спутанными каштановыми волосами и кровоподтёками на лице и руках. Солдаты орали: - Отдайте её нам! Мы с ней здорово порезвимся, а потом забьём в неё кол. На что она с надменной улыбкой отвечала: - Вот этого я, как раз таки и не боюсь! Давайте!..

Однако Леонардо решил поступить иначе. Он неплохо стрелял из лука и решил расправиться с разбойницей по-своему.

- Она нечиста! - сказал он им. - Грешно совокупляться с нечистой женщиной. Мы расправимся с нею примерно так же, как она убивала нас.

Он поднял лук и начал целиться ей в промежность.

- Правильно, Сеньор Леонардо! Всадите этой лесной шлюхе стрелу, прямо в её грязную дырку! - кричали вокруг солдаты.

Раздался свист тетивы, а затем удар металла о металл. Сломанная стрела упала к её ногам, а разбойница разразилась хриплым хохотом. Солдаты замолчали. Леонардо поднял лук второй раз, и снова металл ударился о металл.

- Колдунья!.. Ведьма… Нечистая сила… - слышалось среди солдат. Они попятились.

- Давай, давай! - хрипела она. - Попробуй ещё разок. Ты же мужчина. - И снова дико расхохоталась.

Леонардо вынял третью стрелу. Он чётко видел, что обе первые стрелы угодили ей прямо в промежность, и должны были пронзить низ её живота. Он опять прицелился в то же самое место, как вдруг он встретился с нею взглядом. Её взгляд выражал, помимо ненависти, нечеловеческое страдание и радость того, что оно, наконец закончилось.

Её губы прошептали: "Целься выше, красавчик. Освободи же меня наконец!" И её тёмные большие глаза наполнились мольбой. Леонардо не мог этого слышать, но он увидел это всё в её прекрасных глазах. Он сильнее натянул тетиву, снова прицелился и выпустил третью стрелу. Она, издав чавкающий звук, вонзилась красавице прямо под её оголённую левую грудь. Крик одновременно боли и радости пронзил лесную чащу. Женщина забилась в конвульсиях. По стреле, пульсируя, стекал вниз нескончаемый поток алой крови. Так длилось несколько минут, и затем её красивое тело безжизненно повисло на опутывавших его верёвках. Леонардо медленно приблизился к ней и поднял её опущенную голову. Перед ним предстало лицо красавицы так близко, как только он это представлял себе это раньше. Тонкая струйка крови сочилась между её пухлых губ в уголке рта. Лицо уже стало мертвенно бледным. Широко открытые глаза уже подёрнулись плёнкой. И вдруг, Изольда последний раз пришла в сознание. Пелена с её глаз на мгновение исчезла. Её губы двинулись и беззвучно произнесли: "Спа… си……". Сам не зная почему Леонардо тогда не удержался и поцеловал уже мёртвую женщину прямо в эти, обагрённые кровью губы, а затем навсегда закрыл пальцами её большие тёмные глаза.

- Что Вы делаете, Сеньор! - Услышал он чей-то голос рядом.

- О, да простит меня Господь - опомнился Леонардо и перекрестился. - На меня подействовали чары этой колдуньи, даже после того, как её грешная душа предстала в Чистилище.

Он перерезал ножом верёвки и подхватил её рухнувшее тело. Его руки почувствовали нечто твёрдое на бездыханном теле женщины. Как будто у неё под платьем были какие-то доспехи.

- Давайте похороним её. - сказал он солдатам - Копайте для неё могилу вон под тем деревом.

И указал на противоположный край поляны. Те все удалились о чём-то переговариваясь. Рядом остался только Ромуальд, - младший офицер.

- Что Вы собираетесь делать, Сеньор? - с любопытством спросил он.

- Я сгораю от любопытства - ответил Леонардо. - Мне не терпится узнать, почему не достигли цели мои две первые стрелы. К тому же я ощущаю на её теле нечто необычное.

Леонардо положил тело на землю и бесстыдно задрал вверх подол её платья. То, что предстало их глазам, поразило их. На теле Изольды действительно были железные доспехи. Они закрывали её живот и промежность. На поверхности металла были чётко видны свежие следы от недавно ударившихся в него стрел.

- Интересно, зачем защищать живот, если её сердце открыто - пробурчал Ромуальд.

- Действительно странно. Может быть это как то связано с её м-м-м…. Деятельностью?

- Смотрите, что это? - Ромуальд чиркал кончиком меча по поверхности "доспехов" разбойницы. Там был едва различимый рисунок, напоминающий Рыцарский Герб. Было трудно сказать, какой именно это был орден, но в его знатном, и вместе с тем иноземным происхождении сомнения не было. Леонардо поднял выше её платье со своей стороны.

- Смотрите, Ромуальд! Это - замок! - он присел и взял в руки показавшийся навесной замок.

- Ничего не понимаю! Она закрывала свои доспехи на замок? Но ведь это - неудобно.

Леонардо присмотрелся. То, что он увидел, было выше его понимания. Внутрь замка, через замочную скважину, был залит свинец. Этот замок просто невозможно было открыть.

- Ромуальд, смотри, она эти доспехи никогда не снимала!

Двое юношей стояли и во все глаза смотрели на доселе ими невиданное.

- Может быть у неё период, когда женщина нечиста? Мне об этом говорил один из старых солдат - сказал Ромуальд.

- Я понял! - Сказал Леонардо - Она дала обет никогда не иметь детей.

- И, наверное, не только, - добавил Ромуальд - пока на ней эти доспехи, она ведь не может и совокупляться. Значит она надела их, заперла на замок и, как монахиня, приняла обет целомудрия.

- А что, если это не она себя заперла на замок, а кто-то? Что если она ходила закованной не по своей воле?

- Хранила кому-то верность? Может мужу?

- Значит это её муж надел на неё эти доспехи, чтобы она не прелюбодействовала а сам…

- А сам ушёл на войну.

- Точно! Он запер это на замок, а ключ унёс с собой, чтобы не вернуться рогоносцем…

- А когда он не возвращался и год и два и более, она изучила боевое искусство лучника и отправилась его искать.

- А когда нашла его могилу - поклялась отомстить, и, приняв обет целомудрия, залила замок свинцом.

- Но, ведь может быть и иначе: Узнав, что она любит другого её супруг в отместку залил этот замок свинцом, и с тех пор она мстит всем мужчинам на свете.

- Доспехи целомудрия… Как-то некрасиво звучит.

- Да это на широкий пояс немного похоже.

- Значит "пояс целомудрия".

- Мне кажется, что целомудрие - это состояние духа, а она была грешницей. Это изначально всего лишь не давало ей совокупляться с кем-либо, кроме законного супруга.

- Быть посему. Мы видели женщину, навсегда запертую в пояс верности. Да почиет в Мире.

Друзья опустили вниз подол её платья и позволили солдатам отнести и похоронить тело…

Леонардо смотрел через отверстие в стене на вожделенное тело своей Госпожи. Только что он услышал сам, что у неё есть встречное желание. Но между ними стояла ужасная металлическая преграда, ключи от которой безуспешно ищут, вот уже почти месяц.

Продолжение истории тут
Завершение истории здесь

Список всех эротических историй Рассказы о поясе верности

3
4
43

^ Наверх