Кавказская смоковница

15 мая 2021
273

19 июля – Лучистое – Нина и Балбес, Трус и накидка, связали Нину в машине

Мы изучили дневники Натальи Варлей, игравшей в так полюбившихся нам сценах похищения кавказской пленницы Нины. Вот, что в них пишется о том, как эти сцены снимались…

Из дневника Н. Варлей (15 мая 1976г.)…

«…19 июля мы снимали, сцены с медведем и как мою героиню ловят в машине. Съёмки проходили в Лучистом. А ещё Георгий там мой платок с земли хватал и рычал. Да, умора была, конечно.

После съёмок лесной погони с медведем основную часть группы Леонид послал в гостиницу, а мы остались малым составом: Леонид со штативом, троица, фотограф и два техника. Леонид решил снимать сцену связывания в лесу на опушке, чуть в стороне от того места, где до этого работали кадры с медведем. Евгений с техниками остались у машины, остальные пришли на поляну, Леонид сразу задумчиво закурил у родника, Юрий с Георгием о чём-то хохмили неподалеку, а я сидела на полянке и наводила финальный макияж перед съёмкой.

Фотограф в это время сновал туда-сюда, щёлкая всех нас по очереди. Леонид закончил курить, потом собрал нас всех и сказал, что начинать будем со связывания Нины. Когда приступили, оказалось, что никто толком не знает, как нужно правильно вязать, чтобы не выглядело бутафорски. Ну и так как у меня был цирковой опыт, я показала им пару хороших узлов.

В итоге Юрий и Георгий, скрутили меня так, что я и пошевелиться почти не могла. Связали, значит, отошли в сторонку и стоят такие деловые, с видом «любуются». Леонид тоже на мгновение призадумался, глядя на меня.

К слову сказать, в тот день я была одета как во время павильонных работ, когда снимали кадры, где Нина осматривается в комнате, куда её привезли – коротенькая ковбойка и фиолетовые итальянские колготки.

Вообще-то по ходу съёмок во многих кадрах, где я крупным планом выше пояса, на мне, кроме рубашки и колготок, были ещё и коротенькие шортики – а то в одних колготках как то неловко было делать дубли перед толпой мужчин из съёмочной группы.

Поэтому обычно при съёмке таких сцен Леонид делал так, чтобы на площадке было поменьше народу. Вот и в сцене пленения Нины, когда Леонид настоял на том, чтобы я была без шорт, он постарался убрать всех, кроме непосредственно работающих в кадре актёров. По поводу моего наряда, он тогда сказал: «Так будет более органично и натурально».

И вот, стоят они, смотрят на меня упакованную в верёвки, а мне так неудобно стало от того, что я, молоденькая совсем девушка, сижу тут, можно сказать полуголая, связанная по рукам и ногам, посреди леса, окружённая взрослыми мужчинами. Я даже покраснела, помню, однако выдержала неловкую затянувшуюся паузу и промолчала. Потом Леонид сказал, надо, чтобы Георгий и Юрий подняли Нину на руки и держали так, пока он будет снимать. Перед первым дублем он даже подошёл ко мне, сел на одно колено и, обхватив мои ноги, показал остальным как надо меня держать. Так же он указал, что держать меня нужно лицом к камере. Потом Юрий чересчур туго завязал мне платком рот. Я возмущённо «мыкнула», но почти сразу передумала, решила «реалистичность так реалистичность» и на его вопрос, мол, что такое, отрицательно помотала головой, промычав что-то вроде «всё нормально». Съемка началась.

Георгий обхватил меня сзади за талию, Юрий взялся за мои ноги – вдвоём они подняли меня и...

Я хотела сохранить интригу до этого момента, поэтому специально не стала говорить, о чём будет история.

Так вот, в тот момент, когда меня, в этом обтягивающем наряде, связанную, да ещё и заключённую в крепкие мужские объятия по рукам и ногам, подняли в воздух, я внезапно ощутила невероятную эротичность получившейся сцены. Вся стянутая, с туго завязанным ртом, я увидела перед собой ручную кинокамеру и самого Лёню прильнувшего к ней с таким живым, чуть ли не маниакальным, но в тоже время характерным только для него одного, интересом. Это было так странно. Я вдруг ощутила настоящую, не игровую, беспомощность своего положения, всю безысходность киносъёмки меня в качестве пленницы. При этом я инстинктивно дёрнулась всем телом, но Юра и Гоша держали крепко. Они, видимо тоже вошли во вкус и не собирались меня отпускать, по крайней мере, пока не скомандует режиссёр. Словно подтвердив своей попыткой вырваться собственную догадку о невозможности ничего изменить в сложившейся ситуации, я внезапно и бесповоротно, как потом оказалось, провалилась в новое, неизвестное мне доселе состояние. Я ощутила себя настоящей пленницей. До этого момента мне не приходилось испытывать ничего подобного, тем более на съёмочной площадке. Слышала, конечно, о киношных романах между актёрами, но и только?..

Окончательно осознав свою новую роль и одновременно погрузившись в неё с головой, я в тот же миг неосознанно приступила к её исполнению. Моё тело само собой начало слабо извиваться. Волны тепла одна за другой прокатились по мне, сосредоточившись в области ниже живота - я немного напряглась в бёдрах. Юра, видимо, заметил это: одной рукой он сжал мои затянутые в нейлон и верёвки ноги ещё крепче, а вторую руку - незаметно для остальных переместил на мою попу и начал слегка массировать и поглаживать её. Сейчас мне ясно - он тогда уже понял, что я начала возбуждаться. Я же от неожиданности сначала собрала ягодицы, но тут же расслабила – в том состоянии я просто не могла сопротивляться. В то же время Гоша, наверное, тоже поняв, в чём дело, решил воспользоваться таким моментом и, переместив свою правую руку (левой он держал меня за талию навесу) на мою левую грудь, прямо сквозь рубашку начал легонько ласкать её. Я поплыла от удовольствия и прежде, чем в пасть в полное бессознательное блаженство сквозь полузакрытые глаза заметила – Лёня отольнул от камеры и заворожено смотрит на нас.

Не знаю, прошли ли секунды, либо это были минуты, но в какой-то момент, словно оборвав некую тонкую нить, раздалась громкая команда: «Дубль один. Приготовились. Мотор!».

Эта команда стала для меня своего рода избавлением, откровением внутри откровения. В моей голове вдруг ясно как божий день пронеслось, «нет уж, так просто они меня не возьмут», решила, «надо бороться за свою свободу, хотя бы сделать попытку, всё-равно терять уже нечего - я уже в плену у этих «злодеев»». Больше нет предрассудков, нет стеснения, нет оков!

И я отпустила себя: сжалась, словно пружина и выстрелила, выпрямившись всем телом. Потом ещё раз, и ещё. Я крутила плечами, мычала - неистово билась в руках моих пленителей, уже не контролируя себя и не видя ничего вокруг.

И вдруг: «Стоп, снято!».

Я открыла глаза и с удивлением обнаружила, что до сих пор нахожусь в крепких объятьях Юрия и Георгия, а они в своё время сидят на траве. Видимо я так сильно вырывалась, что им пришлось сесть. На их лицах я прочитала удивление, которое, впрочем, почти сразу после того, как я открыла глаза, сменилось умилением. Георгий провёл рукой по моим волосам:

- Ну, Наташенька, вы даёте! – расплылся он в широкой улыбке.

- Да уж, не ожидал такой экспрессии! – Леонид тоже был рядом. – Отличные кадры получились, я доволен.

- Что это было?.. Ой… Ладно, ничего… - Я не сразу поняла, что только что произошло, но, почувствовав некоторое смущение, не стала продолжать. – Я как будто… Как дубль?.. Хорошо говорите?..

- Да, Наташенька, просто замечательная игра. – Леонид сиял. – Ладно, развязывайте её, пусть передохнёт. Нам будет нужна ещё одна сцена со связанной Ниной!

- Что?.. Ещё?.. – я до сих пор чувствовала себя не совсем в свое тарелке. – Ну ладно, надо так надо…

Юрий и Георгий стали развязывать меня, а я сидела, как дура на травке и думала о том, что только что испытала. Мне было немного стыдно смотреть прямо в глаза мужчинам, которые присутствовали, скорее даже участвовали, в этом... Хм… В чём этом?.. Ну не насиловали же они меня, правильно?.. Да нет… И с этой мыслью я перевела взгляд на свой пах. Там было подозрительно мокро. Чёрт, подумала, я, неужели у меня только что был оргазм?! И ахнула. Впервые в жизни… Столько об этом слышала, и вот так оказывается это происходит… Я собрала волю в кулак и посмотрела по очереди в глаза Юрию и Георгию – они оба сияли как два чёртовых Солнца, хоть глаза прищуривай, так ослепляли их довольные «рожи».

Ну, ничего не поделаешь. Получается, Леонид снимал на камеру мой оргазм, а двое из троицы держали меня как… как змею извивающуюся наверное… Так, в мыслях о новой себе, я неторопливо ушла к роднику и просидела там минут пятнадцать. Под успокаивающее журчание воды я вновь и вновь прокручивала в голове кадры моего связывания и удерживания; вспоминала ощущения, вызванные туго спелёнывавшими меня верёвками и сильными руками наших ребят, Леонида, снимающего меня кинокамерой…

В конце-концов я пришла к выводу, что ничего предосудительного не произошло, и нужно видеть в случившемся только плюсы.

За это время Леонид с Юрием и Георгием собрали наш немногочисленный аппарат:

Ниночк… ой… Наташенька, пойдёмте к машине! – позвал Леонид.

Я встала, стряхнула с себя прилипшие к колготкам остатки травы и побежала за остальными.

У машины Леонид сообщил нам всем, что, теперь нужно будет снять эпизод с запрыгивающей в Фаэтон Ниной, а за ней и всей троицы. При этом, сказал он, девушку надо будет вязать по-настоящему. При этих словах у меня внутри что-то как будто оборвалось. В хорошем смысле… Я сразу живо представила, как это будет, внизу живота вновь возникло знакомое чувство. Я поёжилась от предвкушения и лучезарно улыбнулась Леониду: «Я готова!».

- Отлично, - заключил он, - Юра, Гоша, Женя, сейчас на двадцать метров в лес! По сценарию бежим до машины, в указанном порядке запрыгиваем, вяжете Нину по-настоящему, пока не свяжете крепко накрепко, она тоже будет сопротивляться и брыкаться взаправду!

Я уже вся горела внутри и прямо таки жаждала момента, когда же они меня схватят и начнут связывать, а потом будут крепко держать, а я такая буду вырываться и мычать в голос.

Прошла команда «Мотор!». Погоня началась!

Я бежала как угорелая, подгоняемая почти реальным страхом вперемежку с диким восторгом от предстоящего действа. Впереди показалась машина: вот до неё уже десять метров, пять, один – в два прыжка залетаю на заднее сидение Фаэтона и перемахиваю на место водителя. Пытаюсь запустить двигатель, но бензин из машины, видимо, предусмотрительно слит. Сзади слышу быстрые приближающиеся шлепки кед по асфальту – это Юра настигает меня. Я понимаю, что всё – мне не уйти! Последняя попытка завести машину и… В глазах темнеет – это Юра накинул на меня мешок. Я пытаюсь сдёрнуть его, но он, обхватив мою голову вместе с надетым на неё кулём, держит очень крепко.

Машина ещё раз качнулась. Подоспел Гоша. Она запрыгивает на соседнее с водительским сидение и начинает вытаскивать мои ноги из под руля. Я, почувствовав это, начинаю дёргать ими в разные стороны, лишь бы не дать ему схватить хотя бы одну из них, а иначе - считай, попалась. Секунд пять борьба идёт с переменным для всех участвующих успехом, когда машина вдруг содрогается от чего-то явно очень тяжёлого – это наконец-то прибежал Женя, самый габаритный из троицы.

- Тащим её на заднее! – командует Юра.

Женя становится одной ногой на переднее, другой – на заднее сидения, хватает меня в охапку и легко, словно пятилетнюю девочку, перекидывает назад. Сразу же после приземления мои руки оказываются силой заведёнными за спину, кто-то, скорее всего Юра, так как он сзади, заводит мне под локти одну из своих рук, и таким образом обе мои верхние конечности оказываются заломленными у меня же спиной. Пока я отвлеклась на борьбу против заламывания моих рук, Гоша воспользовался моментом и произвёл захват обеих моих ног, после чего крепко зажал их в своих объятиях и уже не выпускал до самого конца. Так как мои ноги оказались почти обездвиженными, Женя, насколько я видела сквозь мешок, который Юра держал на мне своей второй рукой, молча, приступил к их связыванию. Движения его были быстрыми и выверенными, как будто он всю жизнь вязал молоденьких девушек. Примерно через две минуты мои нижние конечности оказались туго стянутыми в три вязки: в районе лодыжек, над икрами и над коленями. Я продолжала сопротивление, хотя и понимала, что теперь это уже бесполезно – мне не вырваться, они за меня серьёзно взялись. Но ведь у меня ещё оставались не связанными, хоть и заломленными, но не связанными, мои руки. Я предприняла ряд попыток высвободить их, изгибаясь всем телом, но тщетно.

- Неет уж, так просто я вам не дамся, - сдавленно прошипела я, - не получите!..

- У-лю-лю-лю-лю-у, - Юра как всегда был в своём репертуаре.

- Врё-ёшь, не уйдёшь! - приговаривал Женя, отрезая от верёвки ещё один небольшой кусок.

Они перевернули меня на живот. Юра отпустил мою голову, но я уже не могла сдёрнуть мешок: на мои заломленные за спину руки, которые придерживал в таком положении Юра, Женя уже накинул петлю и даже успел сделать несколько витков вокруг запястий. Через минуту он уже затягивал узел на моих стянутых верёвкой локтях. Находясь в таком положении, я чувствовала себя настоящей жертвой похищения, и мне это ужасно нравилось, правда, связывали меня всё-таки слишком туго. Я активно работала своей попой, так как особенно больше ничем пошевелить и не могла. Гоша, всё так же державший мои связанные ноги даже пару раз звонко шлёпнул меня по ягодицам, от чего я ещё активнее задёргалась и забрыкалась. Но троица быстро успокоила строптивую девчонку. Меня перевернули и посадили буквой L на сидение, Гоша сел на ноги, Юра обхватил меня сзади, а Женя достал тот самый жёлтый платок. Секунд 5 ничего не происходило, все пытались хоть как то восстановить нормальный ритм дыхания. Потом с моей головы рывком слетел мешок, от резкого солнечного света я зажмурила глаза и в тот же миг ощутила чью то руку, сжимающую мою челюсть с двух сторон. От неожиданности я вскрикнула и тут же пожалела об этом – как только мой рот открылся, туда сразу был втолкнут какой-то твёрдый круглый предмет. Я попыталась его вытолкнуть, но на мой рот уже был, хомутом, накинут платок и затянут так туго, что от отчаяния я замычала:

- М-м-м…

- Во-о-т та-а-к… - парировал Юра

- Хе-хе. А говорила, не дамся, не дамся. А мы сами берём – с довольной харей лица поиздевался Гоша.

С трудом двигая языком, я исследовала так нагло запихнутый мне в рот предмет. По ощущениям это было молодое твёрдое яблоко без хвостика. Из-за этого фрукта мои челюсти оказались максимально раздвинутыми, так что я не могла его ни перекусить, ни даже подтолкнуть к зубам. Заткнутая таким грубым, но, в то же время, эффективным способом, я почувствовала себя теперь полностью обезличенной. Так туго обвивавшие моё тело верёвки с одной стороны отрицали само существование надежды на освобождение, с другой - наоборот, давали мне свободу от необходимости принимать какие-либо решения и от ответственности за них. Я была полностью подчинена, но ещё далеко не смиренна. Мои попытки вырваться стали даже ещё более яростными, чем во время связывания. Я понимала, что мне всё-равно уже не вырваться, а поэтому можно делать всё, что угодно, и мне ничего за это не будет.

Ребята знали ещё по первому разу - мне понравилось то, что они со мной делали. Они заметили, что находящаяся в их полном распоряжении связанная мычащая и извивающаяся девушка возбуждена до предела – я и правда была уже вся мокрая внизу. Переглянувшись, Гоша быстро поменялся с Юрой местами. Он буквально схватил меня сзади за талию одной рукой, а вторую – можно сказать по привычке положил на мою грудь. Юра же крепко обхватил мои ноги, правую руку протиснул в узкую щель между ними выше коленей и медленно повёл вверх. Женя в свою очередь гладил меня по внешней стороне бёдер и попе. Я поняла, что ребята настроились поласкать меня и тихо застонала. Со стороны это была, наверное, странная картина: девушка вроде как вырывается, но в то же время явно показывает, что плен ей более чем по душе.

- Так, теперь поднимаем её! Из машины не выходите, просто встаньте и держите её! Нина, тьфу, Наталья, а вы попробуйте вырваться из их рук! Только по живее! – я думаю, Лёна всё понял, но решил сначала доснять сцену, а уж потом по обстоятельствам.

Ребята рывком подняли меня извивающуюся всем телом над машиной. В этот момент я мощным рывком вытолкнула ноги вперёд. При этом Юра, державший их, резко подался назад. Бедный Женя: в этот момент он случайно оказался за Юрой, и от неожиданного сильного толчка в спину кубарем вылетел из машины и рухнул прямо на асфальт. Его каска слетела и покатилась в сторону. Он, молча, поднялся, потёр свою пятую точку, на которую приземлился, бросил на меня укоризненный взгляд и пошёл вокруг машины подбирать свой шлем.

В это время я уже была на пике наслаждения. Юра всё так же незаметно для кинокамеры обрабатывал мои бёдра: он, то сильно сжимал и массировал мои ягодицы, то, проталкивая руку между ног, нежными и одновременно сильными уверенными движениями ласкал мой набухший клитор. Гоша в свою очередь, крепко обхватив мою грудь, одной рукой активно мял и массировал её, приговаривая что-то вроде «ти-и-ше, ти-и-ше, рыбка моя», а я… я зашлась в едином полном экстаза порыве, изливая из себя в попытках вырваться оставшиеся силы. Потом прошла команда «Стоп, снято!».

Ребята опустили меня обратно на заднее сидение Фаэтона, ни на секунду не прерывая свои ласки. Под их штанами просматривались набухшие от возбуждения члены. Я громко стонала, извиваясь всем телом, а Юра и Гоша тем временем постепенно ускоряли темп своих ласк. В какой-то момент я почувствовала, что вот-вот кончу и обозначила это серией коротких громких стонов. Мои пленители ещё немного напряглись и… вот оно!.. Острое, всеобъемлющее чувство заполнило меня всю с головы до ног, я выгнулась в их руках, словно кошка и забилась в сладострастных конвульсиях. Не-е-ет! Вот ЭТО был настоящий оргазм, а не та возня на полянке. Под конец я зашлась длинным прерывистым стоном и, обмякнув, затихла. Юрий и Георгий отпустили меня, вылезли из машины и ушли, оставив наивную девушку Наташу, всё ещё не отошедшую и поэтому слегка подрагивающую, лежать на заднем сидении машины…

Пререйти к списку историй

2
1
0.83
Облако тегов:
Значение тегов
Комментарии : ( 0 )

(Максимальная длина имени - 20 символов, максимальная длина текста комментария - 700 символов.)


Сколько будет:  


^ Наверх